В Таганроге статус табличек «Последнего адреса» определит Дума

Инициаторы их установки надеются на здравый смысл депутатов

14.10.15

Фото «Ёрш.Таганрог»

В Таганроге прошли слушания по поводу продолжения реализации на территории города проекта «Последний адрес». На городскую комиссию по топонимике был вынесен вопрос об правовых основаниях появления на стенах домов в Таганроге подобных информационных знаков. В итоге члены комиссии решили этот вопрос отдать на рассмотрение депутатам городской Думы.

Напомним, в рамках реализации этого всероссийского общественного проекта на стенах домов, из которых увозили репрессированных в советские годы граждан, устанавливается небольшая, 12 на 17 сантиметров, табличка, на которой выбит текст о том, кого и за что из этого дома увезли в последний путь.

Таганрог в мае 2015 года стал первым не столичным городом, в котором такая табличка появилась – 31 мая 2015 года на доме №37 по улице Петровской был установлен (прикручен к стене) знак, информирующий о том, что из этого дома был увезен (и в последствии расстрелян) партработник Михаил Бондаренко – отец почётного гражданина города, писателя Игоря Бондаренко. Её самолично прикрутил к стене дома специально прибывший для этого в Таганрог один из инициаторов проекта московский журналист Сергей Пархоменко.

Таганрог же стал первым в истории проекта городом, где эта табличка исчезла – не пробыв на стене дома и трёх дней, табличка ночью 3-го июня 2015 года была сорвана неизвестными. Похитителей тогда искать не стали «за отсутствием состава преступления»

Исчезновению таблички предшествовало несколько событий. Одним из инициаторов реализации проекта в Таганроге был депутат Заксобрания Ростовской области Олег Кобяков. Накануне предполагаемого появления знака на «последнем адресе» Михаила Бондаренко, депутат получил предостережение от местного УВД о недопустимости «противоправных действий», и предложение от городской администрации за подписью замглавы по социальным вопросам Марины Радомской отложить мероприятие и узаконить данные знаки в Таганроге решением Думы. Которой также предстояло решить, является ли табличка «мемориальной», и тогда каждую надо узаканивать отдельно, или «информационной», и тогда достаточно одного решения Думы и согласий жильцов дома в каждом конкретном случае.

Перед заседанием комиссии в Таганроге был произведён целый опрос населения, нужны ли такие таблички в Таганроге. В нём приняло участие «небывало большое» для онлайн-опросов на сайте местной администрации количество людей— аж 74 человека, 62 из которых были «за», и 12 — «против»

На городской комиссии по топонимике по словам депутата Олега Кобякова, обсуждение поначалу пошло в стиле «это вы хотите все стены домов в городе завешать тысячами табличек». Впрочем, тут же выяснилось, что кроме первой, украденной, в настоящее времяу горожан есть намерение повесить ещё одну – на последнем адресе бывшего главного редактора газеты «Таганрогская правда» Александра Моррисона, расстрелянного в 1937 году по стандартному для того времени обвинению — журналист и редактор обвинялся в том, что «являлся участником троцкистско-зиновьевской террористической и диверсионно-вредительской организации, организовал контрреволюционную группу в редакции газеты «Таганрогская правда», где проводил вредительскую работу».

Что касается статуса этих знаков, то Олег Кобяков, по его словам, настаивал, что табличка «последнего адреса», не смотря на некоторые признаки, не является памятной или мемориальной, поскольку должность или род занятий подвергшегося репрессиям человека, как неоднократно подчёркивали основатели «Последнего адреса», не имеет никакого значения. Был ли этот человек партработником, писателем или учёным, или дворником или водителем трамвая. Она только информирует, что из этого дома именно этого человека увезли «в вечность», а был ли этот человек «мемориальным», или нет – совершенно неважно.

В итоге пыл некоторых участников обсуждения «не пущать и запретить» остудило сообщение одного из членов комиссии о том, что если табличка «Последнего адреса» будет признана мемориальной или памятной, каждая из них должна будет утверждаться отдельным решением Думы. А затем приниматься на баланс и содержаться за средства муниципалитета. Вот этого уже члены комиссии, не понаслышке знающие состояние таганрогского бюджета, как говорится, никак себе позволить не могли. В итоге было принято «соломоново решение» — пусть всё решает Дума.

Как рассказал «Ёрш.Таганрог» Олег Кобяков, обсуждение вопроса на топонимической комиссии его удивило и расстроило.

— Придрались даже к тексту, мол, не так надо написать. И вообще, если человека репрессировали и расстреляли, значит было за что – «у нас просто так не расстреливают». А насчёт опасения из-за тысяч табличек на стенах домов, то я оппоненту сказал, что стены домов в Таганроге изрисованы тысячами безобразных граффити. И никого это, судя по всему, особо не расстраивает, — ни власти, ни общественность, — заявил депутат.

По слова Кобякова, он рассчитывает на здравый смысл депутатов городской Думы, которые, по его мнению, примут решение согласно Жилищного Кодекса.

— Один раз решить, что это информационный знак, и «забыть». «Последний адрес» — общественный проект, вот пусть им и занимается общественность, — считает депутат.

Автор: Алексей Строганов