12,19₽
94,86₽
88,48₽

18 июня 2024

В Азове в результате атаки БПЛА загорелись резервуары с нефтепродуктами. По предварительным данным, жертв нет, сообщил в своём telegram-канале губернатор Василий Голубев

В Азове в результате атаки БПЛА загорелись резервуары с нефтепродуктами. По предварительным данным, жертв нет, сообщил в своём telegram-канале губернатор Василий Голубев

В Азове в результате атаки БПЛА загорелись резервуары с нефтепродуктами. По предварительным данным, жертв нет, сообщил в своём telegram-канале губернатор Василий Голубев

17 июня 2024

В Москве за медпомощью с симптомами ботулизма обратился 121 человек, из них 55 человек находятся в тяжёлом состоянии, а ещё 30 в реанимации, сообщила заместитель мэра города Анастасия Ракова

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин сообщил об увеличении размера прожиточного минимума в РФ в 2025 году. В целом по России на душу населения он составит 17 733 рублей

В Ростове сотрудники управления ФСБ по Воронежской области задержали начальника ФНС по Ростовской области Андрея Мосиенко, у него прошли обыски, возбуждено уголовные дела по статье «Дача взятки»

103 пожара потушили на прошлой неделе в Ростовской области, в них погибло 3 человека, спасено 57

Следователи и ФСИН продолжают расследование в СИЗО Ростова, где в воскресенье, 16 июня, захватывали заложников, само учреждение работает штатно, сообщает РИА «Новости»

16 июня 2024

Шестеро обвиняемых, содержащихся в одной из камер следственного изолятора в Ростове, захватили в заложники двух сотрудников, сообщает ГУ ФСИН России по региону

«Я ощутил там свою нужность»: врач-доброволец из Новочеркасска о поездке в ЛНР

29 августа 2022
Фото предоставлены Борисом Гуркиным

Фото предоставлены Борисом Гуркиным

После начала спецоперации на территории ЛДНР побывали более 400 врачей-добровольцев. Первым волонтёром из числа медиков Новочеркасска стал главный врач БСМП, травматолог-ортопед Борис Гуркин. Для того чтобы поехать в район боевых действий медику пришлось взять отпуск. В течение двух недель, с 3 по 17 августа, Борис Гуркин жил на территории одной из больниц ЛНР и помогал всем нуждающимся в медицинской помощи. О поездке он рассказал в интервью журналисту «Ёрш».

Борис Евгеньевич, почему вы решились на такую поездку?

— Я давно собирался туда поехать. Как-то сразу после начала спецоперации посчитал, что должен съездить, чем-то помочь. Официально через военкомат поездка заняла бы не меньше двух месяцев — оставить на такое время БСМП было бы неправильно. Поэтому я связался с депутатом Госдумы, хирургом Дмитрием Хубезовым, который организовал помощь Донбассу, в том числе, медиками-волонтёрами. Я отправил своё резюме, и меня включили в команду. Дальше согласовал отпуск и поехал.

Каких врачей берут в качестве добровольцев?

— Туда набирают тех специалистов, которые реально нужны в этих условиях: хирурги, травматологи, анестезиологи-реаниматологи, нейрохирурги и сердечно-сосудистые хирурги. То есть, не любые врачи, а те, которые нужны при экстренной помощи, в том числе, при ранениях.

В нашей команде было 15 человек — врачи разных специализаций со всей России. Все добровольцы. Самому молодому доктору — 26-27 лет, а самый старший из нас был сосудистый хирург из Москвы, ему 77 лет, он поехал на месяц. Были даже семьи врачей. Были и те, кто не первый раз приехал.


С чем вы столкнулись в ЛНР, кому помогали?

— Мы не касались темы спецоперации или политики. Работали в обычной больнице — не военном госпитале. Туда привозили всех, кто нуждается, и мы оказывали помощь. Основная часть наших пациентов — это военнослужащие ЛНР. Кроме этого — российские военные и гражданское население. Помощь была нужна самого разного профиля — от пулевых или миновзрывных ранений до бытовых травм. Например, наша бригада травматологов, состоящая из трёх человек, выполнила за две недели 117 операций различной сложности.


В каких условиях вы жили?

— Мы жили прямо на территории больницы. И там же работали круглые сутки. Есть пациенты — есть работа. Нет пациентов — мы отдыхаем. Могли постучать в любое время дня и ночи, и мы вставали и шли делать операцию. Выходных у нас не было. Но мы же знали, куда едем — это не санаторий и не турецкий отель.

Это ваша первая поездка в район боевых действий?

— Для меня это не первые боевые действия. Опыт получил на территории Северного Кавказа. В первую и вторую чеченскую кампанию я проходил военную службу, являясь майором медицинской службы. Кроме того, я служил в нашем госпитале тогда ещё внутренних войск и в принципе выполнял ту же работу. Поэтому для меня, конечно, это новым не является.


Всё же есть что-то, что особенно запомнилось вам в поездке в ЛНР?

— Там совсем другая жизнь, другие условия, совсем другое измерение. Больше всего, наверное, запомнилась какая-то особая благодарность, которая читается в глазах людей.

Вы собираетесь поехать ещё?

— Я ни на секунду не пожалел, что туда поехал. Я ощутил свою нужность на этой территории. Поэтому если будет возможность, поеду ещё. И в нашей больнице есть врачи, которые тоже готовы пойти по этому пути. После моего рассказа многие заинтересовались. Так что мой пример, уверен, будет не единственным в нашем городе.