На «Азовской судоверфи» научились дрессировать собак

Ещё там дают грамоты за пропаганду гетеросексуализма

03.12.21

Стая бродячих собак на бульваре. Фото «Подслушано в Азове…»

Крупнейшей в Ростовской области судоремонтной компании «Азовская судоверфь» удалось сделать невозможное — найти общий язык с собаками и поговорить с ними. Об этом с долей шутки сообщил генеральный директор Михаил Бартник в официальном ответе на запрос директору городского департамента ЖКХ Анатолию Новикову. Об этом и о том, что как на предприятии поощряют гетеросексуалистов в рамках борьбы с ВИЧ–инфекцией, порталу «Ёрш. Азов» в пятницу, 3 декабря, рассказал гендиректор «Азовской судоверфи».

Всё началось с того, что в конце ноября текущего года на двух сотрудников предприятия на Петровском бульваре напали бродячие собаки. Об инциденте стало известно азовским чиновникам, которые потребовали от ОАО «Азовская судоверфь» отчитаться о том, что произошло.

Официальный ответ Михаила Бартника на запрос департамента ЖКХ был моментально растиражирован в городских пабликах. В нём сказано, что все собаки, которые проживают на территории судоверфи, стерилизованы, привиты и имеют паспорта. На судоремонтном заводе их держат для того, чтобы они защищали территорию от других собак.

А дальше самое интересное. Михаил Бартник пишет, что на судоверфи провели профилактическую беседу с собаками о том, что на людей нападать нельзя.

«Руководителям стаи указали на усиление ответственности за нарушение общественного порядка и противоправные действия. «Азовская судоверфь» и впредь будет проводить профилактику по недопущению котов и собак на территорию предприятия», — сообщил он.

В разговоре с журналистом «Ёрш. Азов» Бартник подтвердил подлинность письма. Он сообщил, что ничего смешного в ситуации с бродячими животными нет, и администрация Азова перекладывает свои обязанности с больной головы на здоровую.

— Собаки — мигрирующие особи, сегодня они на Петровской площади, а завтра — у нас, на судоверфи. Вообще это они должны заниматься бродячими животными на территории муниципалитета. Мы же не звери, убивать не будем, поэтому приходится кормить, ухаживать, стерилизовать. Охолостить одну особь стоит до 3 тысяч рублей, сдать в приют — 10 тысяч рублей. Если прибивается сука, то через некоторое время она принесёт в зубах 5 щенят. Расходы по их «усыновлению» будут стоить уже 60 тысяч рублей, — рассказал Бартник.

Руководитель завода считает этот вопрос очень серьезным: «Не только мы, но и другие предприятия, не обязаны платить за муниципалитет, если возле завода нежную даму облаяла собака, искусала собака и она обратилась во все инстанции».

По словам генерального директора, это уже не первая забавная переписка между ним и чиновниками. Чуть ранее судоверфь получила курьёзное письмо от администрации Азова, в котором последняя потребовала отчитаться о профилактике ВИЧ–инфекции на предприятии. Его в конце ноября текущего года руководству судоверфи отправила заместитель главы администрации по вопросам промышленности, экономики и инвестициям Елена Скрябина. В «Азовской судоверфи» ответили с юмором, расписав подробно весь план мероприятий.

В ответе говорилось, что для сотрудников проводят семинары–тренинги, беседуют по вопросам полового воспитания, а также обучают их пользоваться средствами защиты от ВИЧ. Для этого приглашают руководителей структурных подразделений, отдел кадров, службу охраны труда и медработников.

На предприятии также заявили, что поощряют работников, которые пропагандируют гетеросексуальные отношения. Например, вручают им грамоты и поощрительные подарки. И, к счастью, как сообщили в «Азовской судоверфи», случаи заражения ВИЧ среди сотрудников не выявлены.

— Ответили с юмором, в надежде, что подобные глупости закончатся. Но нет, следом пришло письмо по работе с собаками, — рассказал Бартник.

Генеральный директор считает, что такие выпады со стороны администрации Азова, скорее всего, связаны из–за неких «обращений сверху».

Автор: Наталья Белоштейн

Спецпроекты

Рост цен вызвало увеличение издержек производителей

Учителя бегут из-за низких зарплат и высокой нагрузки

Восстановление советского шедевра длится почти четыре месяца