Над политической системой Ростовской области нависла угроза маргинализации

Или о том, почему голосовать пора головой, а не сердцем

06.09.19

Фото ruffnews.ru

В воскресенье, 8 сентября, в Ростовской области пройдут очередные выборы. С одной стороны, они далеко не такие важные как в прошлом году, когда обновлялся состав Законодательного собрания, ведь речь идёт «всего лишь» о городских думах Таганрога, Азова и Батайска. С другой же стороны, всё не так просто и итоги голосования 8 сентября могут стать для Ростовской области некой «первой ласточкой». Расскажем о том, почему за результатом голосования в трёх городах стоит следить всем регионом.

Город Чехова

Строго говоря, «первая ласточка» прилетела ещё в прошлом году из Таганрога, когда «Единая Россия» проиграла здесь выборы в Законодательное собрание. Как по спискам, так и по одномандатникам. От города Чехова в парламент региона прошли представители партии КПРФ. Специфика ситуации в том, что хоть сколько-нибудь известных людей среди народных избранников не оказалось. Эти люди даже толком не тратились на ведение кампании, в том числе и из-за отсутствия денег. Однако случилось то, что случилось.

Почему так произошло? Ростовская область не Москва и не Санкт-Петербург, к власти на юге всегда относились спокойнее. Очевидно, что дело и не в «качестве» оппозиционных кандидатов. Городское населения традиционно гораздо более протестное. Однако если в том же Ростове избиратели выражали своё отношение к политической ситуации «ногами», то есть просто не ходя на выборы, то в Таганроге протест выражался на избирательных участках.

Прошлым летом, напомним, федеральные власти не только провели ЧМ-2018, но и приняли целый ряд законов, вызвавших бурю эмоций по всей стране. Но главное это конечно пенсионная реформа. От такого подарка изрядно пострадали кандидаты от партии власти на региональных выборах. В том году, напомним, далеко не только в Ростовской области обновлялся состав политической элиты. В итоге люди, и таганрожцы тому пример, голосовали скорее не «за», а «против».

Что-то подобное в том же Таганроге уже было в 2012 году, когда после истории с московскими протестами (Болотная площадь) здесь выбирали мэра. В итоге Николай Федянин, несмотря на то, что особо никого в городе не раздражал, да и ситуацию держал на контроле, внезапно уступил Владимиру Прасолову. Что из этого вышло? Прасолов разругался с областными элитами, увеличил муниципальный долг в 10 раз (со 150 млн до 1,2 млрд рублей) и сел в тюрьму. Действующая администрация до сих пор расхлёбывает это наследство. И кому в итоге таганрожцы насолили своим выбором? Есть же такая поговорка: «Назло бабушке отморожу уши».

Что-то подобное может повториться и в этом году, достаточно просто посмотреть на списки кандидатов у каждой партии. У «Единой России», напомним, есть праймериз, что означает какой-никакой, но отбор по наличию управленческого опыта и прочим немаловажным качествам. А что может дать городу 18-летний кандидат, который снимает кино о своей борьбе с воображаемой мафией и рисует свой профиль рядом с Лениным, Сталиным и Мао Дзэдуном?

Если кто не в курсе, то городские думы — место достаточно скучное. Их задача принимать бюджет и различные городские программы. А задача депутатов в малых городах, хоть это не совсем правильно, — «закрывать» за счёт собственных ресурсов локальные муниципальные проблемы, слушая жалобы на нескошенную амброзию или шум от «пивнушки» на цокольном этаже многоэтажки. Что с этими мелкими, но реальными вопросами сделает условный неработающий пенсионер, который видит свою задачу, как депутата, лишь в том, чтобы кричать с трибуны, обличая жуликов и воров?

А 18-летние юноши и неработающие пенсионеры, ведь кто-то же даёт им деньги на их пусть и дешёвую, но агитацию. А потом спросит со «своего» депутата. И речь будет идти не о покосе амброзии на центральной улице.

Маргинализация политической системы

Таганрог до некоторых пор был в Ростовской области неким купированным трендом на протест. Однако быстро ставшего знаменитым Вахтанга Казаева в Законодательное собрание избрали в прошлом году ростовчане. На крайне плохом русском он на каждом заседании что регионального, что городского парламента угрожает всем собравшимся народным гневом и расстрелами. Другой «работы» за прошедший год депутат не показал.

Говорить о том, что протестное голосование расползается по всей области пока рано, однако такой исход событий всё вероятнее. В конце концов, на выборах 2018 года партия власти «просела» и в Новочеркасске — городе рабочих. Таганрог же скорее — город интеллигенции, чем, собственно, политтехнологи и объясняют специфику местных избирательных процессов. Самые образованные — традиционно самые недовольные в любой стране.

Параллелей здесь можно проводить много. Вплоть до Западной Европы, где в последние пару лет в парламенты проходят очевидно маргинальные, откровенно националистические партии. Другой пример, каким бы пошлым он ни казался, это Украина времён Ющенко и Тимошенко. Протест тогда стал модой. Сначала, как это обычно бывает, у молодёжи, а затем и у других слоёв населения. Причины знакомы всем нам — колоссальное расслоение в обществе, отсутствие социальных лифтов, невысокий уровень жизни. Итоги также известны.

Специфика любых спонтанных, личных протестов (а в Ростовской области они пока именно такие) в том, что рано или поздно ими начинает кто-то пользоваться в своих интересах. Это практически закон. В случае Ростовской области речь конечно не пресловутом Госдепе, но какая разница кто тебя использует? Так и так обидно.

Либерализация сверху

Специфика Ростовской области ещё и в том, что здесь с кандидатами от оппозиционных партий, в отличие от Москвы или даже Краснодара, в прямом смысле носятся. Если там за любое нарушение избирательного законодательства следует снятие с выборов, то у нас всё с точностью до наоборот. Есть, конечно, Анастасия Шевченко, но случай едва ли не единичный.

Яркий пример — всё те же коммунисты. В преддверии 8 сентября во всех трёх городах была запущена общая агитационная символика: известная фотография взятия Рейхстага, на которой знамя СССР заменено на флаг КПРФ, а здание собственно Рейхстага — на администрацию, например, Таганрога. Данный снимок защищён авторским правом, он принадлежит РИА «Новости». Естественно, что донские коммунисты разрешения у агентства на использование фото не спрашивали, не говоря уже о том, чтобы его «обрабатывать». Моральный аспект присвоения одной партией национальных символов и политизирования Великой Победы обсуждать не будем. Однако нарушение авторских прав в агитации — прямой путь к снятию с выборов, достаточно обращения в суд. В Ростовской области этого однако не происходит, команды поступают обратные. По всей видимости, злить избирателей ещё больше никто не хочет, даже если того требует закон. Надежда на то, что люди будут голосовать головой, очевидно, ещё жива.

Непростой выбор

Муниципальные выборы это всё-таки не политика. При этом чиновники сейчас настолько «закошмарены» правоохранительными органами, что уже несколько лет в муниципальной власти наблюдается серьёзный кадровый голод. Когда за любую оплошность, а иногда даже и из-за неоднозначности законодательства на любого чиновника можно завести уголовное дело, многие предпочитают не госслужбу, а тот же бизнес. В «лучшем» же случае будут просто мешать проводить госзакупки, что наблюдается сейчас практически на любом уровне. Как следствие — срыв проектов и программ по срокам, за что потом также придётся отвечать и нести ответственность.

Как итог, на муниципальном уровне выбор на избирательных участках стоит зачастую между плохим и очень плохим. И как бы это грустно не было, но здесь работает принцип «меньшего из зол».

Политическая система в России, мягко говоря, несовершенна. Но что, кроме очередного периода анархии и передела, будет, если её просто сломать? Да и проходили мы всё это уже не раз. Всегда была кровь, разруха и «начинаем заново».

Каждый имеет право на протест и выражение недовольства властью. Но давайте не превращать это в фарс. И если вы всё-таки решили пойти на избирательный участок, то сначала хорошо подумайте, что вы хотите в итоге от этого решения получить.

Автор: Борис Ершов

Спецпроекты

Бумажные отходы на переработку принимают два десятка компаний

И посетовали на несоответствие цены и качества местных продуктов