В тюрьму за пикет: суд приговорил Влада Мордасова и Яна Сидорова к реальным срокам

Защита готовит аппеляцию

05.10.19

Владислав Мордасов, фото автора текста

В Ростовском областном суде прошли два последних заседания по делу о массовых беспорядках. На скамье подсудимых были трое молодых людей — Влад Мордасов, Ян Сидоров и Вячесла Шашмин, которые 5 ноября 2017 года провели мирный пикет в Ростове на площади Советов.

Спустя 2 года, третьего октября 2019 года, защита приняла участие в судебных прениях, а обвиняемые сказали последние слова, а четвёртого суд огласил приговор

Неожиданная поддержка

В течение всех трёх с половиной месяцев суда на слушания ходили от силы человек десять: в основном общественники. Внезапно перед предпоследним заседанием на пороге Ростовского областного суда оказалось более ста граждан: правозащитники, журналисты, и просто те, кто недавно узнал о происходящем. Виной тому общественный резонанс, захлестнувший общество после видеообращения мамы Влада Мордасова Марины. Местные и федеральные СМИ и блогеры активно начали освещать происходящее. Ростовчане не на шутку взволновались.

«Я не могу сидеть спокойно дома, когда в моём городе происходит такое», — объяснила женщина на входе.

Пришли и погорельцы Театрального спуска, которых Влад с Яном в своей акции собирались защитить. В течение часа приставы досматривали людей на входе, но всех досмотреть так и не успели. В 10:30 началось заседание и многие остались в коридоре ожидать перерыва.

Не должно попасть в ООН

Вячеслав Шашмин в прениях выступать отказался. За него это сделала его адвокат Ольга Казьмина. Она объяснила суду, почему её подзащитный невиновен, аргументировав это тем, что с Мордасовым и Сидоровым он знаком вообще не был, а задержали его во дворе в нескольких сотнях метров от места проведения пикета. Она попросила оправдать Шашмина.

Следующим выступал Влад Мордасов. Он возмутился тем, что за два года обвинение не нашло ни одного доказательства их вины. Влад припомнил экспертизы, сделанные по его мнению под заказ, отказы от показаний свидетелей обвинения, нестыковки и забывчивость в показаниях силовиков. Он сказал, что не было никаких призывов к массовым беспорядкам, как и самих беспорядков.

«Сообщается, что у других задержанных были изъяты нож, биты и т.д. Но при чём здесь мы? Я никого не призывал приносить оружие. Я сказал только приносить сахар и армейские ремни тем, кто хотел нести битое стекло. От них никто не пострадал, это безопасные предметы. А если бы я призвал приносить дигидрогена моноксид — опаснейшее вещество, из которого на 80% состоят кислотные дожди и из-за которого гибнут тысячи людей? Ради меня внесли бы новую статью в УК и только через несколько лет разобрались бы, что это просто вода», — сказал Мордасов и попросил его оправдать.

Речь подсудимого зал встретил бурными аплодисментами. Следующие несколько минут председательствующий судья Шумеев читал присутствующим лекцию о недопустимости такого поведения в суде.

Следом за ним выступали его адвокаты — Юлия Спиридонова и Мариэтта Арутюнян. Спиридонова напомнила суду о настоящих массовых беспорядках, случившихся в новейшей истории России: расстреле Белого дома в октябре 1993 и о погромах, устроенных болельщиками на Манежной площади в 2010 году. Тогда были и погромы, и поджоги, и погибшие. Здесь же никакого вреда никому нанесено не было. Об этом говорили и все свидетели.

¬— Меня удивило, что прокурор попросила реальные сроки всем подсудимым. Я ожидала, что обвинение пойдёт на компромисс, как обычно в провальных для них делах. Обвиняемых преследуют по политическим причинам. Мордасов — представитель нового поколения, у которого есть свободное мнение, которое хочет влиять на свою жизнь на честных прямых выборах, понимает, что изоляция страны "патриотической" мобилизацией лишает страну будущего», — сказала она.

Мариэтта Арутюнян вторила своей коллеге, ссылаясь на нормы международного права, в частности на Европейскую конвенцию о правах человека, которая гарантирует право на мирные собрание и выражение мнения.

В финале своей речи она сказала судьям, что ООН хочет услышать доклад о нарушениях прав человека в России, связанных с ограничением свободы собраний и выразила надежду, что дело в доклад не попадёт в связи с оправдательным приговором.

К следствию остались вопросы

Ян Сидоров большую часть своей речи посвятил защите Мордасова. Обвинение он назвал лицемерным. Как и Мордасов, он напомнил о множестве нестыковок в деле, о недоказанности обвинения, о свидетельских показаниях, которые кардинально изменились на суде, когда на свидетелей никто не давил.

«Как можно относить к оружию изъятый у Мордасова ремень? Это лицемерие. Мы собирались организовать массовые беспорядки вдвоем с одним ремнём? Прошло уже более двух лет, а других участников беспорядков никто не нашёл. Обвинение, выдвинутое против нас, не доказано, не является справедливым и обоснованным, а срок, запрошенный обвинителем, не соответствует тяжести вменяемого преступления. Надеюсь, суд всё взвесит и примет единственное достойное и правильное решение», — сказал Ян.

Его адвокат Анатолий Папыкин в своём выступлении сравнил дело ростовских ребят с делом журналиста Ивана Голунова. По его мнению, и журналист «Медузы», и Мордасов с Сидоровым пытались привлечь внимание властей к проблемам, а вместо этого привлки внимание силовиков к себе. Он попросил суд не рассматривать показания правоохранителей и счёл обвинение неубедительным. Папыкин попросил оправдать Сидорова.

Второй адвокат Яна — Сергей Денисенко из правозащитной группы «Агора» задал представителю обвинению вопросы, на которые он так и не смог ответить. В частности, он спросил о Валерии Глухненко, написавшем донос, который лёг в основу уголовного дела. Денисенко предположил, что такого человека не существует, а эта информация — фейк.

«Адвокат также сослался на прекращение дел по «массовым беспорядкам» в Москве и выразил надежду, что такой поворот в «московском деле» поможет ростовской судейской коллегии вынести правильное решение», — завершил он своё выступление.

Приз зрительских симпатий

Суд перешел к последним словам. Первым говорил Вячеслав Шашмин. Он отрицал свою вину и попросил себя оправдать.

«В материалах дела нет доказательств применения насилия. У меня не было никаких предметов, которые могли быть использованы для поджогов. Отсутствует имущество, которое я пытался бы повредить. Я просто не мог совершить того, в чём меня обвиняют. Я ранее не привлекался к ответственности, учусь, меня положительно характеризуют. Прошу меня оправдать», — резюмировал подсудимый.

Вторым слово взял Владислав Мордасов, снова сорвавший лёгкие аплодисменты аудитории.

«Кто знает, в чём разница между правдой и истиной? Правда у всех своя, а истина — одна. У обвинения своя правда, а у нас — своя. Но то, что вы все находитесь в этом зале, то, что столько людей поддерживает нас, означает, что истина на нашей стороне. Меня много раз спрашивали, не жалею ли я о том, что вышел 5 ноября на площадь. Я считаю, что сделал всё правильно, хотел помочь, а на меня завели уголовное дело. Буду ли я жалеть, если вдруг я его проиграю? Нет. Ведь приз зрительских симпатий я уже выиграл, а это куда дороже», — сказал Влад, глядя на присутствующих.

Завершил этап последних слов Ян Сидоров.

«Скоро будет два года, как мы находимся в местах лишения свободы. Это были тяжёлые два года для нас и наших родных. Особенно для наших родных Счастье, что в нашем обществе есть люди, которые нас поддержали. Мы очень благодарны тем, когда приходил на суды, писал нам письма, освещал дело, поддерживал. Хочу поблагодарить наших адвокатов. Напоследок сажу всем известную фразу — сторона зашиты сделала всё, что было должно, а теперь пусть будет то, что будет», — сказал он.

Суд удалился для принятия решения.

«Это не правосудие»

В течение трех часов судья Сергей Шумеев зачитывал приговор. С самого начала по формулировкам было понятно, что обвинительный. Отказ свидетелей от показаний не был принят во внимание. Упор делался на показания, данные на предварительном следствии. То есть, которые свидетели по их словам давали под давлением. Смягчающими обстоятельствами суд назвал явку с повинной и способствование подсудимых в раскрытии преступления.

Владислава Мордасова приговорили к 6 годам и 7 месяцам колонии строгого режима. Яна Сидорова — к 6,5. Вячеславу Шашмину суд дал 3 года условно.

«Вы же понимаете, что это не правосудие? Это — позор», — воскликнула местная правозащитница Ирина Зенина, защищавшая парней с самого начала. Зал зашёлся в волне возмущения. «Позор! Позор! Позор!», — кричали присутствовавшие. Многие расплакались.

Когда ребят уводили в конвойное помещение, люди бросились к ним со словами поддержки. Осужденные успели только поблагодарить за поддержку и в последний раз перед уходом улыбнуться.

— Ведите себя там хорошо, — крикнул вдогонку кто-то.

— Не обещаем, — усменхулся Влад.

Защита планирует добиваться оправдания Владислава Мордасова и Яна Сидорова в третьем апелляционном суде общей юрисдикции в Сочи. Они уверены, что приговор неправосудный, а их подзащитные невиновны.

Автор: Игорь Зимин

Спецпроекты

Основной поток контрабанды идёт из «братских» непризнанных республик

Трое молодых людей оказались под следствием за попытку привлечь внимание к ростовским погорельцам