Участок Дона возле Ростова решением властей стал морем и лишился перспектив развития

О допущенной 10 лет назад ошибке и перспективах её исправления

15.03.19

Морской порт Ростов, фото 161.ru

Суть проблемы

В 2009 году порты Азов и Ростов, которые на то время были устьевыми, решением правительства России стали морскими. Сделано это было для того, чтобы в них могли заходить суда под иностранным флагом и повысить их статус. При этом руководитель ФБУ «Азово-Донская бассейновая администрация» Сергей Гайдаев говорит, что на самом деле особых проблем с заходом иностранных судов в порты Азов и Ростов не было и тогда, когда они были устьевыми.

По словам руководителя ФГБУ «Администрация морских портов Азовского моря» Сергея Сафоничева, с тех пор суммарный грузооборот портов Азов и Ростов вырос с 17 млн тонн в 2008 году до 37 млн тонн в 2018 году, а судозаход — с 4,5 до 12 тысяч судов. Такой рост он связывает именно с изменением их статуса.

Однако дело даже не в портах, а в участке Дона от Аксая до начала Азово-донского морского судоходного канала, который вдруг официально тоже стал морем, не переставая при этом по своей сути являться рекой. Тем не менее, с тех пор, чтобы проводить на этом участке какие-либо работы по дноуглублению или реконструкции судоходного канала, нужно руководствоваться морскими нормативами, а не речными.

Почему это плохо

Дело в том, что морские нормы проектирования в два раза жёстче речных. Основная проблема в необходимости прохождения экологической экспертизы. Итог один — с 2009 года работы по содержанию этого участка Дона не велись.

— Почему нельзя выполнять дноуглубительные работы без экологической экспертизы и согласований? — говорит Сергей Гайдаев. — Потому что вступает в силу морские требования. На внутренних водных путях, к которым до 2009 года относился этот участок, дноуглубление выполнялось без каких-либо согласований и разрешений, но и без ущерба рыбному хозяйству. Мы тогда просто смотрели на состояние реки, ширину судового хода и решали, какие работы проводить.

С тех пор всё усложнилось. К примеру, сейчас, говорит и. о. директора Азовского бассейнового филиала «Росморпорта» Андрей Вахрушев, его ведомство готовит аукцион на разработку проектной документации по проведению дноуглубительных работ на этом участке Дона. Сначала пришлось провести научно-исследовательскую работу, потом подготовить техзадание для будущего подрядчика. Дальше — объявление конкурса и подведение его итогов. Затем, как минимум 17 месяцев, победитель будет готовить документы и только тогда, если всё пройдёт хорошо и без заминок, появится документ, позволяющий выполнять регулярные дноуглубительные работы. Хотя, говорят эксперты, к тому времени сам Дон на этом участке очередной раз поменяется и проект придётся переделывать.

До 2009 года этот участок же просто бы взяли и почистили.

К чему привело

Как говорит и. о. капитана морского порта Ростов Даниил Бусленко, лимитирующим участком в районе его порта является так называемый Донецкий перекат, максимальная глубина которого 3,7 метра. Он находится в нижней части акватории порта.

— Однако если минимальная глубина переката является постоянной в результате прохода судов — их движители его промывают, — то ширина переката неуклонно уменьшается, — говорит Бусленко. — В 2010 году это было 170 метров, в 2018 году уже 75 метров. Со временем придётся вводить на этом участке одностороннее движение. Кроме того, в силу естественной заносимости сужается судовой ход на входе в Нахичеванскую протоку.

Примерно на то же жалуется и капитан морского порта Азов Владимир Брагин.

— В акватории порта на двух перекатах обгон и расхождение судов запрещены. Ещё на трёх перекатах расхождение и обгон не рекомендуются, — говорит он.

А зачастую доходит и совсем до смешного, говорит гендиректор ОАО «Моряк» (входящий в АО «Астон» судоремонтный завод) Леонид Радченко:

— Припортовые территории постоянно заиливаются. Я два года не могу добиться, чтобы у нашего причала убрали намытый перешеек. Везде был и все говорят, что это невозможно, нет законодательного механизма. А до 2009 года встречались, я оплачивал работы и мне чистили акваторию.

По словам директора ООО «Морское агентство «Интерагент» Олега Сидоркина, Ассоциация «Водный транспорт Дона» в 2016 году заказывала у научной организации исследование того, к чему приведёт развитие ситуации.

— В заключении было сказано, — говорит Сидоркин, — что дальнейшее использование морских норм проектирования не позволит увеличивать судопоток и грузооборот, а также развивать инфраструктуру портов Азов и Ростов.

Добавим, что в службе лоцманских проводок Азовского бассейного филиала «Росморпорта» говорят о том, что в районе портов Ростов и Азов из-за сужения судового хода и его заиливания уже участились аварийные случаи.

— Слава богу, что не произошло пока ничего из ряда вон. Танкеры ещё выдерживают. Но при таких условиях работы вполне может произойти и что-то очень неприятное.

Есть и более не очевидные последствия этой ситуации, кроме как создание помех для дальнейшего развития судоходства. По словам экспертов, проектирование дноуглубительных работ на Дону по морским нормативам просто «угробит реку»:

— Потому что если начинать работать с рекой, как с морем, а этого требует закон, то она вообще может уйти не понятно куда. Дон тогда в принципе может потерять своё основное назначение — водоснабжение населения.

Время покаяться

Как говорит председатель совета директоров АО «Ростовский порт» Олег Грызлов, властям настало время признаться в том, что в 2009 году была совершена ошибка.

— Нужно хотя бы перед собой честно признать, что в 90-е годы всё работало, в 2000-е — работало, а потом начали что-то трогать руками и вместо того, чтобы улучшить, пришли в тупик и не знаем, что делать. Теперь на разных уровнях пытаемся понять, что же мешает развитию. Доуправлялись до такой степени, что работать что-либо перестало в принципе. Мы говорим — признайте ошибку и верните, — говорит он.

По словам Грызлова, грузооборот и судозаход портов Азов и Ростов действительно выросли, однако произошло это не благодаря решениям властей, а вопреки.

— Ведь ничего за эти 10 лет не делалось в плане развития инфраструктуры. 10 лет река вообще не чистилась. При этом деньги с нас собирали. Куда они делись?

Что делать?

Известно, что законы в России не отменяют, даже если они ошибочные. Достаточно вспомнить федеральный закон «О розничных рынках», который всего за 10 лет убил этот формат торговли. Сейчас все пытаются понять, что делать с этим документом, как его изменить. О том, чтобы просто признать ошибку и отменить его, вслух говорится, но действий не предпринимается.

В Законодательном собрании Ростовской области, с подачи экспертов, уже придумали вариант компромисса. По словам главы комитета по строительству Александра Скрябина, достаточно внести лишь небольшую правку в федеральные нормативные акты.

— Наша инициатива в том, что статус международного морского порта можно дополнить небольшой формулировкой — с речным режимом эксплуатации водного пути. Это позволило бы вернуть использование речных нормативов и решить проблему, — говорит он.

Федеральные власти, добавляет замминистра транспорта Ростовской области Сергей Ушаков, уже даже вроде как прислушались к голосу разума. После участия губернатора Василий Голубева в заседании Морской коллегии при правительстве РФ региону поручено к 1 апреля подготовить предложения по решению проблемы. В итоге получается, что на осознание сделанной ошибки у властей ушло 10 лет. Остаётся надеяться, что на её исправление понадобится меньше времени.

Автор: Сергей Деркачёв

Все комментарии

Radio

За что боролись на то и напоролись. Палка в двух концах. У властей никогда не принято признавать ошибки. Правление путина тоже непризнанная ошибка. Теперь либо река, либо море!! И не надо химичить ..."морской порт с речным режимом".

Уважаемые читатели! Просим вас, оставляя комментарии, уважать друг друга и не злоупотреблять свободой слова.


Редакция сайта будет удалять:

  1. Комментарии с грубой и ненормативной лексикой.
  2. Оскорбления, угрозы и непристойные высказывания.
  3. Высказывания, разжигающие национальную, религиозную и прочую рознь и вражду.
  4. Комментарии, содержащие другие нарушения законодательства и прав граждан.
  5. Комментарии, рекламирующие и продвигающие другие веб-ресурсы, товары и услуги, а также комментарии, не имеющие отношения к дискуссии.
  6. Принимаются только комментарии, написанные на русском языке.

Спецпроекты

Дмитрий Величко, депутат Заксобрания Ростовской области от «Партии Роста»

Александр Шолохов, депутат Госдумы РФ от Ростовской области

Ирина Филиппкова, чемпионка Юга России по причёскам на длинные волосы