У меня есть мечта сделать «цифровую Швейцарию» в российском регионе, или даже «Сингапур»

Антон Алексеев, советник губернатора Ростовской области

08.08.19

Советник губернатора Ростовской области Антон Алексеев

В ноябре 2018 года 28-летний Антон Алексеев, победитель первого конкурса «Лидеры России», уроженец города Балаково, стал советником губернатора Ростовской области. Спустя некоторое время стало известно, что Антон занимается цифровой трансформацией региона. Редактор donnews.ru Марина Поюрова попыталась выяснить, чем Ростовская область привлекла молодого управленца и как, на его взгляд, обстоят дела с социальными лифтами для молодёжи.

— Антон, расскажите историю своего назначения на должность советника губернатора.

— Ранее я работал в компании, которая строила аэропорт Платов. Поэтому я осуществлял взаимодействие c большинством представителей правительства Ростовской области.

— Какой была зона вашей ответственности при строительстве Платова?

— Я был заместителем директора по взаимодействию с государственными органами АО УК «Аэропорты Регионов» ГК «Ренова» и отвечал не только за Платов, но и за аэропорты в Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге по разным возникающим вопросам, одним из которых было обеспечение дооснащения воздушных пунктов пропуска через государственную границу. В работе по данному отдельному вопросу, например, были задействованы следующие структуры: пограничная служба ФСБ России, ФТС, Роспотребнадзор, Россельхознадзор и другие государственные контрольные органы. Все нюансы по дооснащению, обеспечению их оборудованием и функционалу к чемпионату мира по футболу были частью моей работы. Ростовская область была одной из самых активных, и мы получили отличный результат.

— Как состоялось ваше назначение?

— Это было приглашение со стороны моего текущего руководителя. Благодаря его доверию и возможностям, которые он предоставил, я нахожусь здесь. И понимаю, что катализатором данного процесса выступил конкурс «Лидеры России». Он позволил показать свои способности, компетенции, в том числе и на всероссийском уровне.

— Когда Василий Юрьевич приглашал вас, он наверняка говорил, что именно ценит в вас, какие ваши компетенции необходимы его команде.

— Думаю, что будет некорректно хвалить себя. Для меня это, прежде всего, кредит доверия, который позволяет мне использовать свой опыт, компетенции, навыки работы, полученные на предыдущих местах. Я работал в государственных органах, в силовых ведомствах, в международных и российских коммерческих организациях. Все эти знания позволяют мне применить их на благо региона. Ради этого я здесь. Поначалу я занимался отдельными направлениями, локальными вопросами. А потом мне доверили направление цифровизации и цифровой трансформации Ростовской области.

— И всё же, не скромничайте, какие ваши качества оценил губернатор, когда приглашал на работу?

— Этот вопрос больше релевантен моему руководителю.

— Хорошо, а вы ради чего приехали в Ростов?

— Меня пригласили не под какой-то единичный конкретный проект. Я понимаю, что востребованы мои компетенции по взаимодействию с федеральными органами и тот опыт и подходы, которые сформировались по теме привлечения инвестиций, финансирования больших объектов, навыки решения острых ситуаций и достижения результата всеми доступными нормативными способами.

При решении любой задачи, в тот момент, когда появляются препятствия, я задаю себе один вопрос: что я ещё могу сделать? И вот это состояние позволяет мне достигать положительного результата и никогда не успокаиваться. Возможно, что эта характеристика губернатору и понравилась. Также возможно, что понравилась моя работа в рамках прежней деятельности по проекту ростовского аэропорта.

— Мне кажется, что после работы в «Ренове» и победе на всероссийском конкурсе управленцев вам должна быть интересна федеральная карьера, а не должность советника губернатора одного из регионов. Почему всё же предложение Василия Юрьевича вам стало интересно?

— У меня нет привязанности к стереотипам. Я сам родился в городе Балаково в Саратовской области. Это небольшой город с населением чуть более 200 тысяч человек. Большинство ребят, когда ещё учатся в школе, стремятся в Москву. Но Москва ради Москвы не должна быть самоцелью. Важно, ради чего и почему ты едешь и находишься в этом или в другом месте. Заканчивая учёбу в школе, я мечтал стать классным финансистом, погрузиться в настоящую работу, всецело понять и прочувствовать практическую сторону деятельности этой профессии. И как бы это неоднозначно ни звучало, поэтому я и предпочёл факультет «Финансы и кредит» экономического университета Саратова теоретическим специальностям на механико-математических факультетах столичных вузов, куда планировал поступать по олимпиадам. И ни разу не пожалел о выборе, так как уровень образования, судя по результатам конкурсов, в которых я принимал участие, позволил как минимум не уступить лучшим студентам страны. Наравне с ними я был много раз отмечен правительственной и иными стипендиями. В качестве капитана команды побеждал на всероссийских и международных уровнях, и даже на пятом курсе принимал участие в Международном молодёжном форуме инноваторов между вузами СНГ и ближнего зарубежья, проводимого Институтом экономических стратегий РАН. И там мы тоже заняли первое место. Тогда я для себя в очередной раз понял, что совсем не обязательно получать образование в Москве, чтобы иметь определённый набор знаний и навыков, который позволит соревноваться с другими. Это не абсолютная гарантия того, что ты соответствуешь всем возможным показателям.

Кроме того, реализуя «максимализм», сразу поступил на ещё один факультет, чтобы совершенствовать изучаемый с детских лет английский и получить образование дипломированного переводчика в сфере финансов. При этом уже на первом курсе я начал работать в строительной компании, чтобы иметь возможность применять те знания, которые мне давали в университете.

Меня всегда впечатляла государственная служба и силовые структуры, их статус, масштаб решаемых в этой сфере вопросов и проблем. С начала моей работы я пытался «найти себя», понять, что же близко по душе. С ранних лет я хотел, чтобы всё происходящее вокруг было по уму и исполнялось как положено, и хотел привнести новые идеи, использовать любую возможность, чтобы улучшить окружающий мир и качество жизни как можно большего количества людей. И я постарался изучить государственное устройство с разных сторон — со стороны компаний среднего масштаба, в налоговой инспекции, МВД и в российских и международных компаниях.

На пятом курсе я уже работал в компании PricewaterhouseCoopers в Москве. Мне хотелось посмотреть, каково это — работать в одной из самых крупных консалтинговых компаний. Вначале всё казалось идеальным — настоящий опен-спейс, лавина тренингов и курсов, ежедневные конференции и видеосвязь с офисами из других юрисдикций по всему миру. Возможно, 99,9% людей сочли бы такую работу идеальной. Бесспорно, она мне дала идеи для дипломной работы и будущей кандидатской в аспирантуре. Работу в PwC в какой-то степени можно сравнить с обучением за рубежом.

У меня всегда вызывали интерес новеллы и передовые достижения зарубежного опыта, но я относился к нему всегда по-особому — признавал его существование, но не считал своим. Поэтому, работая в PwC, в глубине души словно понимал, что моё направление ещё впереди.

В период завершения моего контракта в PwC я получил несколько предложений на своём месте работы и приглашение на государственную службу в комитет капитального строительства Саратовской области советником министра по планово-экономическому блоку. Набиралась новая команда в регионе. Итоговое решение принял за один день. Я вернулся. Это был колоссальный опыт, выстроивший завершённое представление об устройстве государственной и экономической системы, и том, как происходит взаимодействие всех субъектов в целом. Этот жизненный этап позволил раскрыть потенциал, приобретённые навыки и также получить всестороннее понимание жизни. Я получил несколько продвижений и высокий классный чин — действительный государственный советник 2-го класса. Я проработал в Саратовской области около трёх лет. И когда поступило предложение заниматься большими инвестиционными проектами на всероссийском уровне, я увидел для себя новый масштаб работы. В 2014 году согласился вернуться в Москву, но, по сути, также работал с регионами. Новая должность позволила выйти на другой, высокий уровень взаимодействия и работы с федеральными и региональными органами исполнительной власти. Я работал с самыми разными людьми по всей стране, на своём опыте узнавал их особенности.

Набравшись знаний, коммуникаций с людьми, которые отвечают за важные направления уже с федерального центра, я стал понимать, что всё это можно эффективно куда-то применить.

Тут как раз принял участие и одержал победу в конкурсе «Лидеры России» и потом получил предложение о работе в Ростовской области. Мне это предложение предоставило те возможности, которые я хотел попробовать на следующем профессиональном шаге. Благодаря конкурсу и прежней деятельности сегодня я практически в каждом субъекте России могу найти коллег, которые готовы поделиться опытом и практикой для решения совершенно разных задач.

— Чем вас всё-таки заинтересовала Ростовская область? Чем заманил губернатор? Точно же не зарплатой?

— Я действительно переехал буквально за полтора дня. Стоит отметить по поводу региона, что его экономика максимально диверсифицирована. Мне нравится, что здесь нет, например, нефтяной или иной зависимости бюджета. Можно даже выдвинуть тезис, что модель Ростовской области — это прообраз экономики России будущего. Здесь присутствует лёгкая и тяжёлая промышленность, атомная отрасль, развиты водные артерии, авиасообщение и многое другое практически по всем направлениям.

Мне очень импонирует позиция руководителя. Меня воодушевляет, как он небезразлично относится к каждому вопросу, к каждой ситуации и ко многому у него особое отношение. Мне очень близок по восприятию его подход, и та энергия, с которой он работает, заряжает на результат. И при всём при этом он находит возможность и время для решения вопросов напрямую — например, позвонив жителю. Для меня это — пример с большой буквы.

— Так каковы масштабные задачи?

— С вашего разрешения, немного продолжу о Ростове. Я был участником большинства международных форумов и выставок, и всегда во время них отмечал, как грамотно и продуманно Ростовская область выделялась на фоне остальных регионов. Мне нравится, насколько здесь есть желание участвовать в пилотных и прорывных проектах, например по ветроэнергетике, газомоторному топливу, в проведении того же чемпионата мира по футболу. Быть в авангарде — это здорово. Мы не знаем наверняка, что будет завтра или через год. Но то, как идут плановые работы, с каким рвением и вовлечённостью входит во все федеральные инициативы Ростовская область, мне очень сильно импонирует. Это всё зависит в первую очередь от руководителя региона.

Отвечая на вопрос, хочу отметить, что не люблю забегать наперёд. Но всегда рад поделиться тем, что получилось достигнуть. В первое время на новой должности у меня был адаптационный период. Но с первых дней я предложил несколько инициатив, например по мониторингу темы нацпроектов, и в ряде вопросов я начал активно содействовать и помогать своим коллегам.

— Я ещё не спрашивала о ваших результатах, а пытаюсь понять, с какой идеей вы ехали на новую работу.

— У меня есть мечта сделать маленькую «цифровую Швейцарию» в российском регионе. Недавно, когда я был на обучении по MBA в Москве, коллеги меня дополнили в этой фразе — сказали, что лучше «Сингапур». В Ростовской области уже много сделано, и если попробовать ещё применить новый взгляд и подходы, совместить с идеями, которые сегодня как в России, так и в мире находятся в тренде, с приложением на мощь Ростовской области, то может получиться очень сильная история, в результате которой и выиграют жители региона.

— Для того чтобы создать что-то как в Швейцарии или Сингапуре, нужны ресурсы. Мне кажется, ресурсов вашей должности недостаточно для масштабных преобразований.

— У меня, по сути, проектное управление в чистом виде. Если мне необходимы какие-то функциональные ресурсы, я под этим понимаю отраслевые министерства, в этом проблем нет. Если мне необходима поддержка со стороны других сторон, например высших учебных заведений, то уже сегодня благодаря поддержке ведущих вузов у нас есть ряд наработок и запущенных реальных инициатив. Также я получил поддержку партии «Единая Россия» — так 7 декабря 2018 года мне вручил билет секретарь генерального совета партии АндреЙ Анатольевич Турчак.

— У вас появились в Ростове друзья?

— У меня появился круг деловых коллег, с которыми мы нашли контакт, и они мне помогли реализовать ряд проектов.

— Какое было первое впечатление о Ростове?

В первый раз я прилетел в Ростов в 2015 году, и потом много раз приезжал по моей прежней работе. Переехал же в связи с назначением 29 ноября 2018 года. Когда приезжаешь в другой город, сразу замечаешь погоду. Здесь погода в целом по году прекрасная.

В городе я сразу увидел динамику в развитии. В Ростове есть много заделов. Мне понравились общественные пространства. Удивили обе очень протяжённые набережные на левом и правом берегах, стадион, парк с колесом обозрения на Театральной площади, парк Горького и другие достопримечательности. Очень красивые места есть, например в Старочеркасске — Воскресенский войсковой собор.

Я вижу, что есть ещё достаточно вопросов, с которыми нужно работать. Но проблемы есть во всех российских городах. В Ростове работа по многим из них ведётся именно реактивно и даже проактивно. И это выгодно отличает регион от ряда других. Особенно мне понравилось отношение жителей.

— Сейчас Ростов в ожидании нового главы администрации. Если очень коротко, вы за выборы или назначение?

— Данный вопрос не в моей компетенции. Отмечу, что вариант с назначением мне кажется более приемлемым. Знаете, выборы мэра могут стать довольно затратным мероприятием.

— Чем вы сейчас занимаетесь в должности советника губернатора?

Основная направленность — это вопросы цифровизации региона. На повестке не только создание дорожной карты, которая может привести к конкретным результатами, но и конкретные шаги, с которых я начал.

Большинство инициатив реализуется в рамках национальной программы «Цифровая экономика» рядом отраслевых министерств, но есть и те, которые являются пилотными в рамках страны и реализуются за счёт активной позиции региона.

Для того чтобы понимать цифровую трансформацию и её сопровождать, нужна образовательная составляющая. Для этого были предприняты, например, следующие шаги. Так, заявка правительства Ростовской области выиграла в федеральном конкурсе Университета 20.35 по апробации персональных цифровых сертификатов для населения. Мы стали одним из пяти сильнейших субъектов России. Это пилотный проект, для подготовки заявки для которого регионам был дан очень короткий промежуток времени, и Ростовская область качественно проявила свою проактивную позицию.

Уже в этом году мы сможем выдать жителям не менее тысячи сертификатов по 15 тысяч рублей. И жители смогут пройти обучение по повышению компетенций в сфере цифровой экономики как очно, в учебных заведениях региона, так и онлайн, на ведущих образовательных площадках.

Далее, что касается образовательной составляющей для государственных служащих. С 5 по 10 августа Ростовская область проводит первое в Южном федеральном округе масштабное обучение по теме цифровой трансформации, и вместе с несколькими областями наш регион теперь находится в первой пятёрке субъектов, в которых реализуется данный проект для государственных и муниципальных служащих.

Центр подготовки руководителей цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС проводит обучение по программе повышения квалификации «Основы цифровой трансформации и цифровой экономики: технологии и компетенции» для 352 служащих Ростовской области, что на данный момент является рекордом в России.

Чтобы быть примером для коллег, я тоже принял участие в этом обучении. Оплачивается проект из федерального бюджета и внебюджетных источников. На рынке стоимость этого обучения составляет порядка 300 тысяч рублей за человека.

Далее, научная среда и университеты. Сегодня ведётся работа, в которой я принимаю активное участие, например, по проекту создания цифрового университета. Скоро будет федеральный конкурс, и мы прорабатываем модель того, как всё это сделать, чтобы сохранить лучшее и при этом внести новые подходы. Всего в Российской Федерации планируется на первом этапе определить пять субъектов России, в которых будет апробирована данная модель, из которых потом будут транслироваться соответствующие наработки.

— На выходе будет новый университет или некий симбиоз?

— Будет один университет-координатор и вузы-партнёры. В определённом смысле это сетевая модель. И это не обязательно про новые направления подготовки. «Цифровой университет» — про построение индивидуальных образовательных траекторий, где дополнительные дисциплины будут предлагаться в зависимости от успешности и результатов студента, про работу с цифровым следом, создание цифровых двойников и прочее. Цифровой университет — совершенно другой мир, который включает в себя возможности интернета вещей, предиктивной аналитики, больших данных и многое другое.

Также в сентябре-октябре совместно с федеральными коллегами планируется провести в Ростовской области «цифровую прокачку предприятий региона». Это тоже будет образовательный интенсив. Коллеги из Москвы и других городов смогут поделиться своей экспертизой и подходами по поводу реинжиниринга процессов предприятий. Это тоже будет бесплатно для участников.

Резюмируя, мы с вами обсудили ряд инициатив по образовательной составляющей моей работы. Вместе с тем ряд других инициатив находится в проработке. Впоследствии обязательно поделюсь.

— Как часто вы общаетесь с губернатором?

— По требованию. Вижу несколько раз в неделю.

— В 40 лет вы кем себя видите?

— Я сознательно вам не отвечу на этот вопрос. Дело не в том, что я не знаю или у меня нет амбиций, или я чего-то боюсь. Понимаете, когда я работал в международном консалтинге, я подумать не мог, что есть ещё что-то лучше. Потом, проживая в Москве, я в принципе не предполагал, что, например, вернусь в Саратов, а затем снова буду работать над крупными инвестпроектами по всей России. А потом снова вернусь на госслужбу.

— Это вопрос про жизненные стратегии: есть люди, которые чётко знают, чего они хотят и идут к намеченной цели. А кто-то говорит: будь как будет.

— Я могу обозначить сферу. Интуитивно своими действиями я всегда шёл к работе, так или иначе связанной с государственной службой. Сегодня я считаю, что именно на ней я смогу принести больше всего пользы. Как пойдёт дальше, я не знаю, но мне кажется, что моё будущее будет связано с этим направлением.

— Интересно ли вам стать губернатором?

— Стремление идти вперёд — естественное состояние каждого человека.

— Сейчас в мире реализуются, по большому счёту, две модели интернета. Одна, условно говоря, китайская — закрытый интернет и полный контроль государства. Другая модель — это открытый интернет. Какая модель должна быть в России, на ваш взгляд?

— Есть полная закрытость и полная открытость. А мы должны находиться где-то посередине, без перекосов в одну или в другую сторону. Недавно в одном telegram-канале прочитал, как девушка в США провела эксперимент. Она наняла парня, чтобы тот вышел на улицу с табличкой, на которой в одном предложении были написаны несколько призывов в обидной форме про разные группы жителей. К нему стали подходить прохожие и спрашивать, что он делает, и требовать убрать провокационный плакат. Собственно, эта девушка и поднимает в своих рассуждениях вопрос, почему мы так спокойно реагируем, когда тоже самое пишут безнаказанно в интернете. Согласитесь, это тоже неправильно. Если мы на улице так активно реагируем, то в интернете тоже нужна та или иная обратная реакция. Но при этом, замечу, во всем нужно чувство меры.

— А закон Яровой в серединке с перекосом в какую-то сторону?

— Мне кажется, что по данному вопросу возможно было бы поработать над техническими нюансами с целью уменьшения требований к операторам.

— То есть вы считаете, что контроль над гражданами в интернете должен быть?

— Должен быть. Здесь вопрос форм и уровня контроля.

— Вы демонстрируете пример успешного карьерного роста. Но социологи сходятся во мнении, что молодёжь не видит для себя возможностей без связей построить успешную карьеру и отчасти из-за этого часть молодёжи выходит на протестные акции.

— Думаю, что своим примером я показываю, что социальные лифты сегодня в нашей стране есть, и всё возможно. В моём случае всё максимально прозрачно. Оглядываясь во времени назад, понимаю, что основой многих побед и достижений являлось то отношение к себе и жизни, которое дали родители. В моей жизни многое шло из семьи: аккуратность, трудолюбие, высокое чувство ответственности перед другими. В моей биографии нет секретов: мой папа работает на атомной станции, инженер. Мама — почётный строитель России.

Благодаря маме я с детства увлекался финансами (она долгое время была главным бухгалтером) и познавал сферу строительства, узнал для себя, каково это — поднять мешок цемента на кладку или месить с парнями бетон в жару. Можно сказать, что в какой-то степени мне передали по наследству знания строительной профессии. На работе у родителей я увлечённо изучал жизнь на предприятии, внимательно слушал и наблюдал за поведением высококлассных специалистов и восторгался их горящими глазами, уверенностью и знанием дела. Папа постоянно погружал меня и в творчество. Например, я научился рисованию и получил разряд по шахматам. Я старался всегда учиться только на «отлично», чтобы радовать родителей и быть примером для друзей.

Возвращаясь от частного к общему: да, возможно, система социальных лифтов где-то до 2016 года не так явно была видна. Но вместе с тем всегда было много разных отдельных инициатив. Политические партии и государство систематически проводили различные конкурсы. Сегодня же работает автономная некоммерческая организация «Россия — страна возможностей», созданная в 2018 году по инициативе президента России Владимира Владимировича Путина. Сейчас платформа действительно работает системно и эффективно, и я сам являюсь участником ряда её проектов.

Например, есть тот же WorldSkills, в котором участники получают существенные вознаграждения за победу и опыт. Есть конкурс для студентов по управлению виртуальной компанией «Управляй!», в котором я был в жюри и в итоге стал наставником одного из участников — Михаила Нюсхаева. «РСВ» насчитывает сотни успешных историй в рамках проектов «Лидеры России», студенческой олимпиады «Я — профессионал», «Мой первый бизнес», «Доброволец России», «Case-in», «Цифровой прорыв», «Территория смыслов» и многие другие. Всеми этими направлениями руководит потрясающий человек, генеральный директор АНО «РСВ» Алексей Геннадиевич Комиссаров.

Здесь я хочу привести слова Владимира Владимировича Путина из Послания Федеральному собранию от 1 марта 2018 года: «Я хочу подчеркнуть: для всех, кто хочет работать, проявить себя, готов честно служить Отечеству и народу, добиться успеха, Россия всегда будет страной возможностей».

— Вы знаете, что в последние несколько лет мы видим активное участие молодых людей в акциях протеста. Появился термин «бунт школоты». По отношению к нему есть две противоположные точки зрения. Согласно одной, выросло поколение свободных людей, которые ходят видеть демократическую страну, для которых права, свободы, свободные выборы, мир без границ — не пустой звук. Они хотят, чтобы всё это было в стране, и поэтому выходят на улицу. Другие говорят, что молодым свойствен дух бунтарства, а вот всякие проходимцы используют молодёжь в своих корыстных целях. Какая вам позиция близка?

— Я в принципе слежу за тенденциями, и мне кажется, что, явление, которое вы описали, имело место быть чуть ранее. Сейчас оно ниспадает. Я бы не сказал, что в последних акциях протеста участвовали исключительно школьники. Был в информационном поле момент, когда, действительно, молодых, чуть ли не детей, привлекали ко всем этим акциям. Сейчас я этого не вижу.

— Так вам какая позиция ближе?

— Мне ближе вторая позиция — манипуляция сознанием подростков. В основном все эти события происходят, заметьте, в Москве, и я вижу и понимаю, насколько филигранно пытаются использовать при этом политические технологии. При этом не гнушаются ничем. Ребята, которые выходят на эти акции протеста, действительно уверены в том, что говорят. Их очень красиво подготавливают. Вместе с тем я не говорю, что в нашем обществе всё правильно и нет проблем. Но нужно всем ответственным стараться их решать. И если ты можешь подключиться к решению порой простого вопроса, и это в твоих силах — нужно это делать. Со всеми проблемами нужно работать максимально вовлечённо и не успокаиваться до достижения результата.

Автор: Беседовала Марина Поюрова

Спецпроекты

Бумажные отходы на переработку принимают два десятка компаний

И посетовали на несоответствие цены и качества местных продуктов