Cпросили у политиков, изменится ли Конституция России в ближайшем будущем

Спойлер: мнения о «вечной» власти Путина разошлись

12.12.18

Рисунок Алексей Меринов

12 декабря исполнилось 25 лет Конституции РФ. Именно в этот день в 1993 году было проведено народное голосование за основной закон государства. На протяжении этих лет Конституция России остаётся самой демократической и образцовой из всех Конституций в мире.

Однако в последнее время всё чаще стали говорить о необходимости внести в неё правки. Журналисты поговорили с автором Конституции и представителями различных партий о том, стоит ли менять основной закон страны и при чём здесь Владимир Путин.

На три вопроса редакции ответили: один из авторов Конституции РФ Сергей Шахрай; председатель совета регионального отделения «Справедливой России» Михаил Емельянов; депутат фракции «Единая Россия» и экс-министр сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Вячеслав Василенко; первый секретарь Ростовского обкома КПРФ Николай Коломийцев.

Устарела ли действующая Конституция и надо ли её менять?

Сергей Шахрай: — Наверное, это последний юбилей действующей Конституции. Подготовка народа к изменениям начнётся уже с 18 декабря.

Конституция принималась не как общественный договор, закреплявший сложившуюся обстановку, а как план будущего, как проект построения новой России. Вопрос в том, принял ли общественный организм этот план? Это как в медицине: если пересаженный орган не прижился, может появиться отторжение или аллергия, вплоть до смерти самого организма.

Создание Конституции было первой масштабной попыткой построить из хаоса и разрухи начала 90-х годов новую модель государства. На тот момент Конституция была реальной.

Но позже, помимо институтов, прописанных в Конституции, стали появляться зеркальные им, осуществляющие реальную власть. Например, Госдума имеет все властные полномочия, но авторитет этого органа в глазах населения низкий. Параллельно существует Общественная палата, объединяющая авторитетных людей, но у неё нет властных полномочий. Та же проблема с Советом Федерации и Государственным советом. Власть и авторитет разводятся по разным «квартирам». Аналогичная система и в судебной структуре.

Это размывает власть, и у общества появляется чувство «неправды», раздражающее людей и уменьшающее поддержку с их стороны.

Михаил Емельянов: — Как юрист я вижу много недостатков и пробелов в действующей Конституции. С политической же точки зрения Конституция сейчас обеспечивает баланс власти в обществе. Малейшие перемены могут разрушить этот баланс и привести к волнениям, восстаниям и революциям. Я считаю, что время менять Конституцию ещё не пришло. Пока она справляется с задачами обеспечения согласия в обществе. Юристы должны готовиться к переменам, но не в ближайшем будущем.

Существует правило, что Конституция меняется, когда меняется баланс сил. Сначала должен измениться он, а потом уже основной закон, как завершающий фактор.

Вячеслав Василенко: — Стоит ли менять Конституцию или нет — вопрос очень непростой. Не такие мы уж большие деятели, чтобы принимать такие решения, не знаем отдельных моментов и настроений, сложившихся в правительстве.

Но мне кажется, что изменения, скорее всего, будут. Не думаю, что кто-то возьмёт и полностью перепишет Конституцию — это было бы неправильно.

Николай Коломийцев: — Я считаю, что действующую Конституцию надо поменять, ведь сейчас это компиляция из американских и французских законов. В России они выглядят как декорация.

Поэтому я отмечаю День Конституции 5 декабря. Именно тогда был написан самый гуманный закон общества {речь идёт о сталинской Конституции}. Он впервые реально гарантировал 8-часовой рабочий день, бесплатное образование, здравоохранение. Такой и должна быть настоящая Конституция.

Какие изменения в Конституции вам кажутся наиболее необходимыми?

Сергей Шахрай: — В самой Конституции хватает рецептов и механизмов, чтобы исправить ситуацию. Нужно принять новые федеральные законы. Крайне необходим закон о Федеральном Собрании, об администрации президента.

Но самый главный инструмент — это срочная судебная реформа. Необходимо вернуться к истокам 1864 года. Нужно сделать то же, что в своё время сделал Александр II, который развёл границы губерний с провинциями судебных округов, чтобы суд был независим от местного губернатора. Второй опорой должен стать институт судейских следователей, обеспечивающий законность собранных доказательств и справедливое рассмотрение дела. Судебная система — та точка, на которую нужно нажать, чтобы в стране что-то начало меняться.

Михаил Емельянов: — Конституция рождалась в начале 90-х, было много заимствований из западных документов, и в её основе лежат западные ценности. Баланс ценностей должен быть немного иной. Как категория должен присутствовать национальный интерес, должна быть отражена общественная идеология. При этом необходимо запретить доминирование идеологии какой-либо партии над остальными взглядами.

Вячеслав Василенко: — В конституционных правках надо просто расставить отдельные точки над «и». Необходимо внести конкретику, создать чёткое разделение органов власти, их обязанностей и прав, чтобы они не дублировали друг друга, не создавали сумятицу. Наверное, как раз подобные правки нас и ждут в ближайшее время.

Николай Коломийцев: — На бумаге у нас провозглашена независимость властей, а на деле её нет. Мы, например, живём в области, где, как и ещё в 15 регионах страны, есть сити-менеджеры. Народ не выбирает главу города, не выбирает даже депутатов районного собрания. У нас так — получил направление, пограбил и убежал. Это точно необходимо исправлять, правящие должности должны быть выборными.

Всем, кто хочет понять мою позицию по этому вопросу, следует почитать статью академика юридических наук Валерия Зорькина «Буква и дух Конституции». Там очень чётко всё расписано.

Много слухов о том, что Конституцию перепишут, чтобы Владимир Путин остался у власти. Это так, на ваш взгляд?

Сергей Шахрай: — Да, Конституцию изменят, чтобы решить проблему сроков и полномочий действующего главы государства. Ещё раз с Дмитрием Медведевым не поменяешься, просто годы не добавишь. Это всё неэффективно. Значит, нам предложат перейти на немецкую модель организации власти, где можно быть главой правительства столько раз и столько лет, сколько твоя партия побеждает на выборах. Вот, например, Ангела Меркель уже 13 лет у власти.

Казалось бы, это решение. Но есть проблема — немецкая модель работает только тогда, когда в стране есть многопартийная система. У нас её нет. В этом году Владимир Путин даже на выборы шёл как самовыдвиженец. Лидер стесняется идти на выборы от партии, её авторитет в обществе всего 2%.

Нас ничему не научил опыт Горбачёва, ставшего заложником депутатов, которые его и «съели». То же показывает и опыт Хрущёва. Как только лидер страны становится заложником даже самых прогрессивных его союзников, мы получаем слабую систему, которая лидера «съест». Обратите внимание, все годы президент не ходил на съезды «Единой России», а в этом году пошёл.

Но возможен и другой вариант – создание Государственного совета, главе которого перейдёт власть. Это будет чище и честнее. Но всё равно первое лицо государства станет заложником небольшой группы людей.

Михаил Емельянов: — Я не думаю, что Конституцию будут менять, чтобы продлить президентский срок. У нас к статусу президента подходят очень шаблонно. Например, в США президент представляет исполнительную власть, а контролирующим органом негласно выступают финансисты. У нас история иная. В России президент — четвёртая власть, как раз тот самый контролирующий и направляющий орган, который не должен вмешиваться в частные и мелкие вопросы остальных ветвей власти. Исходя из этого, нужно закрепить его в этом статусе. Это, наверное, наиболее важный вопрос.

Я против ослабления президентской власти, перехода на американский режим и парламентскую республику. В США исторически сложилась такая система, у нас она не сможет функционировать.

Вячеслав Василенко: — Да, говорят, что Конституция переписывается для того, чтобы оставить Владимира Путина у власти. Но знаете, наш президент — мудрый человек. Когда он пришёл к власти, он не переписал под себя основной закон государства. Правители переписывают Конституцию, когда в чём-то не уверены, считают, что не будет поддержки.

С другой стороны, если бы у нас в стране была многопартийная система, то можно было бы и переписать Конституцию. Но какая от этого польза? Мы же видим примеры. Во многих субъектах прошла череда перемен в исполнительной власти, появилось некое затишье, спокойствие.

Николай Коломийцев: — Конечно, Путин переписывает Конституцию под себя. Это объективная реальность, так пишутся Конституции. В своё время главный закон так же писали Анатолий Собчак, Сергей Шахрай и Сергей Алексеев.

Автор: Ангелия Эрбен

Уважаемые читатели! Просим вас, оставляя комментарии, уважать друг друга и не злоупотреблять свободой слова.


Редакция сайта будет удалять:

  1. Комментарии с грубой и ненормативной лексикой.
  2. Оскорбления, угрозы и непристойные высказывания.
  3. Высказывания, разжигающие национальную, религиозную и прочую рознь и вражду.
  4. Комментарии, содержащие другие нарушения законодательства и прав граждан.
  5. Комментарии, рекламирующие и продвигающие другие веб-ресурсы, товары и услуги, а также комментарии, не имеющие отношения к дискуссии.
  6. Принимаются только комментарии, написанные на русском языке.