Артисты ростовского балета рассказали о службе в армии, мужественности и о носочках

В мужской праздник поговорили с прекрасными мужчинами

23.02.20

Балет «Болеро» в постановке Ростовского государственного музыкального театра. На фото Денис Сапрон и артистки балета. Фото rostovopera.ru

Накануне 23 февраля — праздника мужчин настоящих, журналист donnews.ru отправился в место, где в большом количестве водятся прекрасные мужчины — в Ростовский государственный музыкальный театр. Мы поговорили с артистами балетной трупы театра о мужественности, о службе в армии и о носочках. Узнали, как им удаётся добиваться такой прекрасной физической формы и об их отношении к женщинам.

С нами согласились поговорить:

 

 

 

О физической форме

Константин:
Я один из самых худых артистов в нашей труппе. Сейчас хочу немного набрать вес и объём груди довести до 100 см, сегодня он у меня — 95. В спортзал не хожу, сам занимаюсь дома. Иногда по программе знаменитого боксёра Кости Цзю: 50 отжиманий, 100 пресса и так раза три по кругу. Бегаю по утрам ежедневно. Стараюсь делать это даже на гастролях и в отпуске. Ну и сам балетный класс с репетициями.

Иван:
Каждый артист балета всю свою жизнь начинает день с урока: это экзерсис у станка, потом упражнения на середине зала и прыжки. Длится урок час. Каждый день. Потом постановочный процесс — это часов 7-8 репетиций, иногда даже больше. Физические нагрузки — колоссальные. Поэтому организм у танцоров балета очень быстро изнашивается. Больше всего, конечно, страдают спина и колени. Протрузии, грыжи, порванные связки, стёртые суставы и межпозвоночные диски. У меня в жизни было два сложнейших перелома большеберцовых костей обеих ног. Первый случился в 20 лет на правой ноге. Во второй раз была трещина, с которой я танцевал три года. За это время трещин стало три. Закончилось всё металлическими пластинами в ногах и долгой реабилитацией.

Денис:
Вот взял себе абонемент в спортзал, больше не из-за тренажёров, а из-за бассейна. У меня грыжи на позвоночнике, и это мне ещё повезло — больше пока ничего нет, но плавать нужно, помогает. Да и пузико мне, говорят, убрать не помешает, я очень пиво люблю… А вообще любой артист балета может сделать «два тура в воздухе из пятой в пятую» — это подпрыгнуть на месте из пятой балетной позиции, прокрутиться в воздухе два раза вокруг своей оси и красиво приземлиться снова в пятую позицию. Пятая позиция — наше всё, мы даже спим в ней.

Иван Тараканов (слева) на репетиции в балетном классе. Фото из личных архивов артистов.

О мужественности

Константин:
Ни разу мне не говорили, что моя профессия не подходит мужчине. Наоборот, все восхищались: «У вас же там такие физические нагрузки». Единственный случай — будущий тесть в первую встречу. Когда ему сказали, что я артист балета, очень выразительно так переспросил: «Кто?». Но потом всё нормально было, у нас с ним хорошие отношения.

Иван:
Наверное, считают, что балет — это не мужское занятие, люди, которые не ходят в театр и не видят, что артисты делают на сцене. Я к этому отношусь с юмором, хотя мне в лицо никогда подобного не говорили.

Денис:
Самая распространённая реакция у людей, когда узнают, что я — артист балета: «Ого, а на шпагат умеешь садиться?» И я так сразу прямо в джинсах перед ними — хоп, и на шпагат. Если серьёзно, для меня артист балета — это мужественная профессия, потому что я знаю, каким потом и кровью здесь всё достаётся, насколько приходится преодолевать себя, чтобы чего-то достичь. Во время учёбы в моём классе был парень, который иногда мочился. В прямом смысле слова. Он настолько выворачивал себя, прикладывал такие неимоверные усилия, что организм не выдерживал и вот так реагировал.

Константин Ушаков. Фото из личного архива артиста.

Об армии

Константин:
Раньше был указ президента, что артисты балета не служат в армии. Потом это всё отменили. Сегодня многие парни проходят альтернативную военную службу в театре. Другие служат в каких-то ансамблях вооружённых сил.

Иван:
Как и любому здоровому молодому человеку, артисту балета можно служить в армии. Балетные ноги и кирзовые сапоги — вполне себе сочетаются. В Советском Союзе все артисты балета служили. Единственное — ты выпадаешь из репетиционного процесса на год, на два. И форму потеряешь, и место твоё в труппе займут. А у артистов балета и так век короткий — 20 лет танцев и официальная пенсия. Мне 2 года осталось.

Денис:
Я хотел служить в армии, но меня потеряли в военкомате. Я долго жил, учился и работал в Питере, там же состоял на воинском учёте. Когда переехал в Ростов, мои документы потеряли в военкомате.

О Цискаридзе

Константин: Цискаридзе — нормальный, серьёзный такой. Я был недавно в Академии им. Вагановой на курсах повышения квалификации, присутствовал на его уроках. Цискаридзе как раз своих студентов к отчётному концерту готовил. Как он на них орал... Он очень строгий. Его все боятся и ученики, и педагоги. Но когда он танцевал в Большом театре, это было что-то потрясающее, какая-то новая страница.

 

Иван Тараканов. Фото из личного архива артиста.

О женщинах

Константин:
И в обычной жизни есть мужчины, которые не относятся к женщине, как к женщине. Иногда есть ощущение, что джентльмены закончились в 21 веке.

Когда в училище нас учат дуэтному танцу с 1 по 3 курс, педагог объясняет, что твоя главная задача — показать партнёршу. Ты где-то рядышком в сторонке покрутился, поднял её, но всё внимание зрителя должно быть на балерину. Ты должен показать публике, какая она вся красивая и хорошая.

В обычной жизни также — таскаем чемоданы наших девочек на гастролях, помогаем выйти из автобуса. Это нормально. Есть, конечно, некоторые молодые совсем парни, они такого не делают. Я думаю, что артист должен быть ещё более воспитанным.

Константин Ушаков. Фото из личного архива артиста.

О женах

Константин:
Нет, у меня жена не балерина. Хотя увидел я её в первый раз в театре. Нас общая знакомая познакомила. Они пришли на спектакль. Я тогда не танцевал, снимал постановку на видео из зала. Поздоровались, а после спектакля мне пришло сообщение от знакомой: «Мы пошли в бар, приходи к нам». Пошёл. Спустя три месяца мы поженились. Дочке нашей уже семнадцать лет, а сыну десять в этом году будет.

Денис:
Жёны у нас как правило — балетные. Человек из другой сферы нечасто может понять и принять этот ритм, эту одержимость. Сложно выдерживать такой график работы второй половинки: постоянные репетиции, гастроли. А когда жена балерина, вы 24 часа вместе, вы поддерживаете друг друга, понимаете. Кроме того, мы столько времени проводим в театре, что почти нет возможности пойти куда-то ещё и познакомиться с девушкой.

Денис Сапрон с женой Анастасией — балериной Ростовского государственного музыкального театра. Фото из личного архива артистов.

О партнёршах

Константин:
Не бывает тяжёлых партнёрш, бывает неправильно выполненная поддержка. И, тем более, зритель не должен видеть физического усилия. Всё должно быть легко, изящно, воздушно. Нас с училища учат правильно поднимать, а балерин правильно подниматься в поддержке, чтобы это смотрелось волшебством.

Денис:
С женой танцевать — упаси Господь. Во-первых, ты рабочее переносишь на домашнее и наоборот. Во-вторых, очень сложным становится сам постановочный процесс. Эмоционально. Если с посторонним человеком ты в чём-то сдержишь своё недовольство, подберёшь более цензурные слова, то близкому на эмоциях можешь ляпнуть лишнего.

Денис Сапрон в спектакле «Лебединое озеро». Фото из личного архива артиста.

О балете

Константин:
Если нет отклонений физических, можно попробовать балет. Не все станут солистами, но артист всё равно может получиться, если заниматься с хорошим педагогом и, конечно, пахать. Много пахать. Самой сложной для меня в плане эмоций была партия Гамлета. Долго работал именно над этим во время репетиций.

Иван:
Нет, я с детства не мечтал ходить в белом и обтягивающем. Начиналось всё с танцев в обычной студии самодеятельности. А потом родители отдали в балетное училище. Причём пришёл я туда сразу в третий класс по возрасту. Пришлось нагонять программу.

Денис:
Мне было 9 лет, я приехал в Санкт-Петербург на экскурсию с бабушкой. Мы шли по улице Росси, на которой находится Академия русского балета. Там как раз были вступительные испытания. Мы случайно зашли, я случайно прошёл все конкурсы и остался учиться на 9 лет. Жил в интернате, когда окончил, стажировался в Мариинском театре, работал два года в Михайловском.

Иван Тараканов в балетном классе. Фото из личного архива артиста.

О носках

Иван:
Нам девчонки наши всегда очень нужные вещи дарят: то кулер или микроволновку в гримёрку, то наборы для душа с полотенцами каждому, термокружки. Они же знают, что нужно им самим и нам, соответственно, тоже. Очень классный подарок — тёплые шерстяные носочки. Им балетные всегда рады, нам же ноги надо беречь.

Константин:
Раньше капустники постоянно друг другу готовили на эти праздники. Сейчас коллектив поменялся, больше молодёжи стало, им не до этого. Но поздравляем друг друга обязательно, собираем деньги, дарим подарки. Мужиков как всегда меньше, поэтому нам приходится скидываться побольше.

Обычно на 8 марта в театре идёт «Жизель», хотя это такой трагический спектакль. Но в ней занята почти вся женская труппа балета. После спектакля мы выносим каждой балерине на сцену цветы и дарим. Красивое поздравление получается.

Денис Сапрон. Фото из личного архива артиста.

Об образовании

Константин:
В Ростове наконец-то появилось своё отделение балета. Готовят там пока слабовато. Но это уже огромный шаг. У нас сегодня в театр очень много молодых ребят пришли работать только после училища.

Иван:
Мы в училище поступаем лет в 10-11. Восемь лет учимся, а после сразу идём стажироваться в театр и работать. В 37-38 лет у большинства уже наступает пенсия. Некоторые параллельно с работой в театре получают всё же высшее образование заочно. Я в 2014 году окончил Челябинский государственный педагогический университет по специальности «Педагог-репетитор, руководитель».

Денис:
Я девять лет отучился в Академии русского балета им. А.Я. Вагановой. Иногда очень хотелось всё бросить, собрать вещи и уехать к маме с папой. Огромные физические нагрузки, ты один в чужом городе. Нас поступило 16 мальчиков на мой курс. До выпуска дошли трое. Если ты не тянешь, отчисляют без жалости. И это правильно. Лучше раньше, чтобы потом было время как-то иначе повернуть жизнь, чем потратить годы, угробить себя, своё тело и в результате ничего из этого не выйдет.

Ещё я во время работы в Петербурге поступил на журфак, но почему-то бросил.

Иван Тараканов в спектакле «Эсмеральда». Фото из личного архива артиста.

О данных

Константин:
Самое главное требование для артиста балета — трудолюбие. Всё остальное можно натренировать: растяжку, выносливость, выворотность ног. Мужская привлекательность должна быть, чтобы со сцены хорошо смотреться. Метаболизм хороший не помешает. Хотя обычно мы не толстеем — всё наеденное сгорает в балетном классе. Рост ещё нужен, если хочешь принцев играть. Партнёрши сейчас не такие миниатюрные, как были в прошлом веке. Они высокие, стройные, статные и на их фоне ты должен выглядеть мужественно, а не прыгать вокруг мелким бесом.

Иван:
Ленивых и тугосоображающих в балет не берут. Что касается внешних данных, то они не слишком важны. Под каждую партию подбирают индивидуально типаж, рост, вес. Стандартов нет, это миф.

 Константин Ушаков в балете «Корсар». Фото из личного архива артиста.

О нетрадиционной ориентации

Константин:
Что делать со слухами, что большинство артистов балета — нетрадиционной сексуальной ориентации? Ничего. Есть и такие, в Европе их, кстати, больше, чем у нас. Бывают артисты, увидев которых на сцене, ты в жизни не скажешь, что у них нетрадиционная сексуальная ориентация, по другим это отлично видно сразу. В любом случае ни на талант, ни на трудолюбие, ни на успешность это не влияет. У меня знакомых таких куча — нормальные мужики.

Денис:
Многие хихикают. Очень распространённое мнение, что если мужчина — артист балета, то это… Рудольф Нуриев.

 

О детях

Константин:
Дочка учится на первом курсе Ростовского училища искусств по классу балета. А ведь когда-то я говорил, что не пущу её в балет. А сына, наоборот, хотел бы на сцене видеть. Всё на ноги его смотрел — на выворотность, подъём. И тут он после Чемпионата мира заявил: «Отведи меня на футбол». Теперь ходит на тренировки, а недавно бадминтон попробовал и ему очень понравилось. Но надежда у меня ещё есть — ему только будет 10 лет в апреле, а в училище балетное с 11 берут.

Денис:
Дочка — маленькая ещё совсем, всего два годика. Мы, конечно, с женой своими профессиональными взглядами пытаемся разглядеть в ней что-то балетное, но пока она совсем не балерина. Решили для начала отдать в гимнастику, а там уже посмотрим.

 

Денис Сапрон в спектакле «Лебединое озеро». Фото из личного архива артиста.

О публике

Денис:
Не хочу никого обидеть, но те, кто по-настоящему ценит и понимает искусство, тем более оперы и балета, люди — всё же более старшего поколения.

Константин:
В Ростове публика — благодарная, даже очень. Ей нравится всё, что бы ни сделали. У нас ни один спектакль не освистали. Иногда только в соцсетях потом критикуют, артисты другие рассказывали. Я сам от соцсетей далёк.

Пару раз меня даже узнавали на улице. Однажды это произошло в мясном павильоне на Центральном рынке. У меня тогда была травма, я месяца два не танцевал совсем, ходил на процедуры и времени свободного было много. Пришёл я на Центральный рынок, стою в мясном павильоне у прилавка и тут какая-то дама в летах рядом: «Ой, это же Константин Ушаков?» Я: «Здравствуйте, да». Она: «А мы на спектакли ваши ходим».

В Ростовском государственном музыкальном театре 10 апреля состоится премьера балета «Спартак».

Автор: Евгения Лебедева

Спецпроекты